Главная

История

Фотоальбом

Помощь храму

Как добраться

Рождественская трагедия

Недалеко от Ильинского храма села Зимёнки лежит обломок старинного надгробного памятника, на котором с трудом можно прочитать фамилию почившего Михаил Иванович Култашев» и год «1851». Лежит этот камень, заросший травой и всеми забытый, а какие страсти здесь кипели когда-то...

Село Зимёнки известно с древних времен как вотчина князей Гундоровых, ведущих своё происхождение от caмoго Рюрика. Уже в начале XVII века в документах патриаршего приказа здесь упоминается деревянная Ильинская церковь.

В XVIII веке хозяевами Зимёнок стали дворяне Култашевы, устроившие в селе усадьбу. Уходя в отставку, многие дворяне, особенно средней руки, проводили много времени или постоянно жили в своих загородных имениях. Они разбивали парки, разводили сады, строили церкви и часовни. В 1815 г. один из Култашевых — Михаил Васильевич — построил в Зимёнках первый каменный храм во имя св. пророка Илии с приделом во имя святителя и чудотворца Николая.

Известный поэт, 10 лет занимавший пост Владимирского губернатора, князь Иван Михайлович Долгоруков (1764-1823), летом 1813 года проезжал через наш край и записал в своём дневнике:

«Обедать приехали мы к Култашеву, Шуйскому помещику, который любил меня, как я был губернатор, и, кажется, любит еще и ныне. Нам хотелось обедать в Шуе, но он нас остановил на перепутье, и мы тут поели вдоволь, и сладко напились чаю, кофею и вина. Хороший хозяин! Угостил нас со всей приветливостью старых времен. Мы у него сидели до вечерен и поехали в Шую» (Князь называет Култашева шуйским помещиком, хотя Зимёнки относились тогда к Ковровскому уезду. Уже в советское время село вошло в территорию Шуйского района).

Но не всё было так уж безоблачно в дворянской семье. М.В. Култашев в законном браке не состоял, но от четырех своих дворовых девок имел четырех сыновей и одну дочь. Отдадим ему должное, дети были записаны на его фамилию и официально признаны в дворянском достоинстве.

У младшего из его сыновей поручика Ивана Михайловича Култашева был только один наследник — сын Михаил, но зато в законном браке с Анной Александровной Меркуровой, дочерью подпоручика. Именно Михаил Иванович и стал одним из главных участником трагического происшествия.

На Рождество 1851 года к гостеприимному семейству Култашевых в Зимёнки приехали друзья-родственники, соседи-помещики. Веселье было в самом разгаре, когда в дом слуги внесли убитого на дуэли Михаила Култашева, в то время отставного поручика Белевского пехотного полка.

Накануне Михаил Иванович с приятелями ездил в соседнее имение в деревню Мягково в гости к молодым помещицам сестрам Шубиным. Среди этих приятелей был гусарский поручик Василий Кашинцов, влюбленный в младшую Анну Шубину. На обратном пути в Зимёнки и произошла ссора М.И. Култашева с В.Е. Кашинцовым. Култашев неудачно пошутил про Анну Шубину, а Кашинцов напомнил ему про его «неполноценное» происхождение, получив в ответ пощечину. Эта ссора произошла в присутствии нескольких человек (тем более офицеров) и поэтому отказаться от поединка не было никакой возможности.

На следующий день, 25 декабря, на берегу речки Себирянки близ Зимёнок состоялась дуэль двух поручиков, вчерашних друзей. Первым выстрелил Кашинцов, попав своему сопернику в грудь. Култашев, уже падая, успел выстрелить в ответ, ранив Кашинцова в руку. Тяжело раненого Култашева секунданты и подоспевшие дворовые положили в сани и спешно привезли в усадьбу, но он уже не дышал. Спустя два дня погибший на дуэли Михаил Иванович Култашев был погребен близ церкви в родных Зимёнках. По церковным канонам погибшие на дуэли приравнивались к самоубийцам, и поэтому их нельзя было хоронить по православному обряду. Но как мог отказать местный священник Федор Доброхотов семье Култашевых, так много делавших для зименковских храмов. Одна из упомянутых сестёр Шубиных — Александра — после этого трагического события замуж не выходила, посвятив себя церкви. Вскоре она переехала в село Сергеево Шуйского уезда в дальнейшем основав здесь Воскресенско-Феодоровский женский монастырь (о котором мы писали в прошлом номере журнала «Есть Время»).

Для разбора чрезвычайного происшествия из г. Коврова в Зименки приезжала целая комиссия в числе уездного исправника А.Г. Вырубова, уездного лекаря К.Ф. Спекторского и заседателя земского суда П.А. Малышева. В.Е. Кашинцова арестовывать почему-то не стали. И он легкораненый, как сгоряча показалось, уехал сначала к себе в деревню Аристиху, а после — в Вязники. Но, вероятно, рана его была плохо обработана, спустя некоторое время он получил заражение крови и через 3 месяца умер. Погребен Василий Кашинцов при церкви села Старое Татарово Вязниковского уезда.

Секунданты дуэлянтов — А.А. Чихачев и Н.Г. Иконников — отделались, можно сказать, «легким испугом». Их сначала заключили на гауптвахту, а потом фактически «реабилитировали», приговорив только к церковному покаянию. А.А. Чихачев, сын помещика сельца Дорожаево, впоследствии исправился, жертвовал на храм, был церковным старостой.

Дворяне Чихачевы жили в приходе села Зимёнки. Они и приняли эстафету церковного меценатства у Култашевых. Второй в селе каменный храм был заложен в мае 1856 г. в основном на средства Андрея Ивановича Чихачёва (о котором рассказ впереди) и построен в 1860 г. Освящена церковь в честь иконы Пресвятой Богородицы «Споручница грешных».

Оба храмы в Зимёнках не действовали с 1931 г. Официально они закрыты постановлением Ивановского облисполкома 8 октября 1932 г., а в 1934 г. здания переданы колхозу им. Ворошилова «под продсклад».

Спустя полвека храмы были возвращены Русской Православной Цепкви. 15 декабря 2003 г. архиепископом Иваново-Вознесенским и Кинешемским Амвросием освящен храм в честь иконы Божией Матери «Споручница грешных». Никольский придел данного храма освящен несколько позже — в ноябре 2009 г.

Ильинская церковь, несомненно, более выразительная в архитектурном плане, также сохранилась до наших дней, но требует немалых вложений. Будем надеяться, что и в наши непростые времена появятся новые Култашевы и Чихачевы, меценаты и благотворители, благородные не по происхождению, а по своим поступкам...

Евгений Ставровский.

Шуйский городской журнал "Есть время" №7 от 1.10.2014